Сделано в России: наступила золотая эпоха женского одиночного катания

Тутберидзе и переходящее знамя для Загитовой, Трусовой, Щербаковой и Косторной

После Олимпийских игр в Пхёнчхане, которые разделили болельщиков фигурного катания на два бьющих эмоциями лагеря («за» Медведеву и «против» Загитовой — можно переставлять местами), казалось, что ситуация «своя бьет свою» — это все же случайность. Которая могла быть, а могла и не быть. Но это было только начало большой истории золотой, как ее уже называют, эпохи фигурного катания, доминируют в которой фигуристки Этери Тутберидзе.

Сделано в России: наступила золотая эпоха женского одиночного катания

фото: кадр из видео

«Золото» и «серебро» — у россиянок. Бронзовую награду получила американка Мэрайя Белл.

Истории, когда взаимозаменяемость на пьедестале российских одиночниц, каждая из которых прекрасна и сильна по-своему, заставит нас всех болеть не по принципу «люблю так, не знаю прямо как», а по спортивному великолепию.

Этап Гран-при по фигурному катанию в Гренобле дал возможность увидеть в очном споре олимпийскую чемпионку Алину Загитову и дебютантку взрослого сезона Алену Косторную. Мы оценили на льду сезона всех спортсменок группы, буквально перекраивающих под себя и в соответствии с разными талантами женское одиночное фигурное катание. И, похоже, начинает открываться истинное значение безумной конкуренции в группе. Первое место мировых пьедесталов — это переходящее знамя, которое предусмотрительно сшила Этери Тутберидзе.

В Гренобле победила дебютантка Алена Косторная. Шикарным образом, выжав из произвольной программы «Сумерки» максимум. Поразив поистине вампирским напором: идти к цели «до последней капли крови». И убедив фантастическими по красоте, высоте и мощи тройными акселями в три с половиной оборота. В очном споре с Алиной Загитовой и определилась цена риска исполнения прыжков ультра-си. Она — золотая.

Еще после исполнения короткой программы в Гренобле (а Косторная впервые на официальном старте вставила в нее тройной аксель) Алена не сдержала эмоций, увидев оценки. Ее слова: «И зачем я напрягалась?» — услышали все. Вопрос был понятен: фигуристка захватила лидерство, но баллы могли быть и выше. Она рискнула — и что? А ведь сколько раз слышала еще до усложнения, что она, конечно, красотка! Но если бы еще и прыгать начала что-то из заоблачного для нетоповых фигуристок, то была бы как раз и «топ». Злилась, даже представлять не хотела, как снова окажется в итоге на юниорских турнирах (16 лет ведь), потому что на взрослые поедут более «продвинутые» коллеги. Так аксель и вошел в ее жизнь. Не по обоюдной любви, как, например, у Саши Трусовой к прыжкам в четыре оборота, а по жизненной необходимости.

После премьеры акселей на предсезонном турнире в Финляндии (на котором Косторная и показала впервые, как умеет их делать, и обыграла своим же преимуществом Елизавету Туктамышеву) Алена отказалась считать этот прыжок своим именным оружием. Мол, его же может выучить и кто-то другой.

Но, усомнившись в необходимости риска после первого дня соревнований в Гренобле, Алена в произвольной программе исполнила, как и было заявлено, уже два акселя. В мощном стиле «гулять так гулять!». И уже на втором турнире сезона это оружие, да еще в паре с высочайшими баллами за компоненты, ударило и по соперницам, не оставляя им шансов на лидерство, и по судьям. Косторная — 236 итоговых баллов, Загитова — 216,06 балла.

Программа «Сумерки» — она вампира полюбила, а потом и сама получила иную жизнь — была исполнена Косторной, наверное, как лучшая мечта тренера. Чистый прокат, почти идеальный. За технику — 88,38 балла, судьи заметили лишь неясное ребро на опять же высоченном тройном флипе. Алена в Гренобле улучшила личные рекорды в произвольной программе и по сумме двух программ на два балла. Но судьба переходящего знамени в финале Гран-при никому пока неясна: не дотянулась она до рекордных 241,02 Александры Трусовой.

«На каждые соревнования я еду, не зная, что будет на них. Мама меня всегда настраивает: есть вариант того, что ты не попадешь на пьедестал, и не надо этому удивляться, звонить и плакать, потому что это первый взрослый год. И поэтому, когда я выигрываю, у меня двойная радость, я ведь не рассчитываю на что-то выдающееся», — сказала Косторная журналистам.

После выступления в Гренобле она должна быть готова, что теперь на это «что-то» будут рассчитывать как раз все. Сама справедливо говорит, что тройные аксели нельзя возводить в приоритет. Главное — собрать свою программу, справиться с собой.

Действующая чемпионка мира Алина Загитова уступила дебютантке взрослого льда. Но абсолютно не дала повода усомниться в том, что при столь же идеальном прокате своих программ способна бороться за главные титулы.

…Еще после короткой программы, в которой совсем немного по баллам уступила Косторной (отсюда и возник возглас Алены), Загитова сказала: «Конечно, можно было выступить еще лучше, я расцениваю этот прокат как рабочий. Самое главное, что я сейчас просто вышла и откаталась с удовольствием».

Такие «рабочие» выступления многие зарубежные фигуристки сочли бы за прокат жизни. Алина, как и показали еще контрольные прокаты в Москве, изменилась. «Конечно, хочется стоять на пьедестале, но еще больше мне хочется просто кататься». Пусть она даже лукавит в этих словах — потому что, конечно, спортивный азарт никто не отменял. Но ее катание задышало теперь еще и чувственно. Это не заученная работа. Настрой на получение удовольствия от выхода на лед очевиден.

И кажется, оттянутое внимание специалистов и болельщиков на Трусову, Щербакову и Косторную только работает на отсутствие в выступлении Алины лишней нервозности. Остался нерв, он звенит.

Ее «Клеопатра» в произвольной программе была хороша, но все же в подобающем ей блеске предстанет, когда все элементы будут исполнены безукоризненно. А жесткое судейство в Гренобле — что тут поделаешь? Да, снижение оценки даже за не вовремя опущенную руку в конце произвольной программы — это как-то неожиданно. Но, как говорит Алина, это те условия, в которых надо жить и быть ко всему готовой. «Второе место — это нисколько не разочарование. Некоторые мне уже начинают говорить: не расстраивайся. А я не понимаю: почему я должна вообще расстраиваться? Главное для меня — выйти и кататься, и неважно, какое место. Место — вообще не стимул для меня сейчас».

По поводу же «бить юниорок их же оружием», четверными или акселями, олимпийская чемпионка не раз уже говорила: надо сначала сделать, потом — говорить. А если конкретнее, то нужно подготовиться к новой высоте и физически, и морально. И, например, похудеть минимум на три килограмма, чтобы предотвратить риск травмы. Деловой подход к реальности спортсменки, возглавляющей элиту мировых одиночниц. Опыт, который 17-летняя спортсменка получила за два года выступлений на взрослом льду, собрав все титулы фигурного катания, позволяет ей оценивать и себя, и ситуации по делу, а не по эмоциям.

Через три недели на этапе в Японии Загитова и Косторная будут бороться с Рикой Кихирой и Софьей Самодуровой. Финал Гран-при все ближе.

Заголовок в газете: Тутберидзе все знала?

Опубликован в газете «Московский комсомолец» №28117 от 5 ноября 2019
Источник