Казаки затеяли русский бунт в Кремле

Премьера балета «Пугачевъ» с успехом прошла в столице

Театр танца «Казаки России» из города Липецка привез в столицу впечатляющее шоу, в котором соединились разные жанры и танцевальные стили. Вокально-хореографический спектакль «Пугачевъ», поставленный по мотивам повести Пушкина «Капитанская дочка», на музыку молодого, но уже известного и отмеченного престижными премиями композитора Алексея Сергунина, был показан на малой сцене Кремлевского дворца.

Казаки затеяли русский бунт в Кремле

Фото: пресс-служба Кремлёвского дворца

Постановщики — режиссер-хореограф Екатерина Милованова и художественный руководитель Государственного театра танца «Казаки России» Леонид Милованов посвятили свой спектакль не только великому поэту А.С.Пушкину, автору истории пугачевского бунта, и написанной на материале этих исследований повести «Капитанская дочка», но и замечательному советскому и русскому композитору Тихону Хренникову, автору балета «Капитанская дочка».

Музыка Алексея Сергунина, создателя оперы «Доктор Гааз», поставленной в «Геликоне», а также автора музыки к кино, сочетает в себе разные стилистические пласты — от музыкального авангарда до рок-звучаний, тесно спаянных с этническими мотивами. В партитуру балета органично вливаются хоровые фрагменты, фольклорные, но чаще стилизованные под фольклор или написанные в стиле фолк-рок. При этом композитору удается не впадать в эклектику: музыкальная ткань синтезирует многообразные стилевые приемы, не распадаясь на элементы. Композитор выстраивает очень внятную драматургию, безусловно сопряженную с динамикой развития сюжета и танца, но при этом сохраняющую самостоятельность. И надо сказать, что партитура «Пугачева» явно выигрывает в сравнении с «Доктором Гаазом» — она гораздо выразительнее и театральнее.

В хореографии спектакля также обнаруживается сплав классического, народного, современного танца, акробатики, боевых искусств, фехтования, брейк-данса и даже драм-балета. А как иначе рассказать в подробностях историю захватывающего исторического триллера, которым вот уже 200 лет зачитываются русские люди? Ведь на самом деле «Капитанская дочка» — это мощнейший закрученный сюжет, в которым есть и детективная интрига, и боевик, и мелодрама, и хоррор. Не зря эта повесть стала основой фильмов, балета (теперь уже двух), мюзикла, рок-оперы и как минимум двух опер: одна написана в начале ХХ века Цезарем Кюи, а вторая (так и не поставленная, кстати) — в начале XXI века Михаилом Коллонтаем.

Художник Максим Обрезков создал на сцене свободное пространство, необходимое для многонаселенных массовых танцев и хоровых сцен. Грубо сколоченное деревянное колесо — символ жизни, смерти, движения, остановки. Это и стол, за которым пируют разбойники, это и любовное ложе Гринева и Маши, это и огромный барабан, и, конечно, это предсказание страшной казни самозванца. В спектакле, кстати, казнь решена необычно — она заменена народной расправой над злодеем. И только песня-искупление, песня-примирение звучит всепрощающей молитвой. И это очень по-русски: никакие описания зверств Пугачева и его разбойной шайки не способны уничтожить его харизму. Ибо бунтарь на Руси почитаем испокон веков.

В спектакле множество деталей и нюансов, которые очень технично и тонко реализуют прекрасные танцовщики, обладающие к тому же мастерством драматических артистов, — Александр Максимов (Пугачев), Ростислав Подопригора (Гринев), Виктор Почукаев (Швабрин), Екатерина Голованова (Маша). Очень выразительно зарифмованы два дуэта — любовная, почти эротическая сцена Маши и Гринева и агрессивная, страшная сцена насилия Швабрина над Машей.

Эффектный свет, динамичность, экспрессия и, конечно, великолепный синтез исторического, национального, корневого ядра, которое содержится в казачьем традиционном танце с суперсовременными приемами, технологиями и формами, делает этот спектакль серьезным художественным и культурным высказыванием. Которое в том числе заставляет задуматься: а так ли уж бессмыслен русский бунт при всей его беспощадности?

Заголовок в газете: Казаки России затеяли русский бунт в Кремле

Опубликован в газете «Московский комсомолец» №28116 от 1 ноября 2019
Источник